Top

Русские писатели. Протопоп Аввакум (1621–1681)

Автор: 

Ю.Л. Гаврилов

Рубрика: 

Русские тексты

Протопоп Аввакум. Худ. Татьяна Быкова, 1988. цветная литография
 Как же лютовал над ним воевода Пашков, кнутобоец, мучитель - волосатое сердце, покоритель Даурии. А чего алкал Пашков в Даурии, Никон в Москве, потом царь и великие патриархи? Одного – чтобы он, протопоп Аввакум, покорился, от древнего благочестия и старого обряда отрекся и латинскую блудную ересь за истину признал.

И бросали его в Сибирь, в Даурию, на Мезень-реку; и ласкали, и казнили; отняли семью, закопали ее в землю; мучили чад возлюбленных духовных – боярынь Морозову и Урусову, Федора-юродивого – несть им числа…

Перед всеми вселенскими патриархами его, попа скудоумного ставили, - всех превзошел, ибо Бог наставил.

А вот ныне в Пустозерске придется принять огненное искупление: "любил протопоп со знатным знаться, люби и терпеть, горемыка, до конца". Не одно же древнее благочестие любил Аввакум, любил он "свой русский природный язык", благоговел перед красотой жизни плотской, земли, и даурской тоже: "Там же растут и конопли, а во дворах травы красные, и цветные, и благовонные гораздо. Птиц зело много, гусей и лебедей, - по морю, яко снег, плавают. Рыба в нем – осетры и таймени, стерляди и омули, и сиги, и прочих много…"; и протопопицу Марковну любил протопоп, и детишек, и курочку черненькую: по два яичка на день приносила…

“Десять лет Пашков меня мучил, или я его - не знаю, Бог разберет в день века”, - чистосердечно признавался сам протопоп, и о многих он, “человек неистовой”, мог так подумать: ни близких, ни дальних не щадил веры своей ради; оплакал многих.

В горький, последний час вспомнил, как пять дней в Сибири по голому льду шли: "Протопопица бедная бредет-бредет, да и повалится – скользко гораздо… Я пришел, на меня, бедная пеняет: "Долго ли муки сея, протопоп будет?" И я говорю: "Марковна, до самой смерти!" Она же, вздохнув, отвечала: "Добро, Петрович, то еще побредем".

Трудны были первые шаги высокой русской прозы. Из смрадной пустозерской землянки, с Аввакумова пепелища зазвучал "живой полнокровный мужицкий голос. Это были гениальные "Житие" и "Послание" бунтаря, неистового протопопа Аввакума”. ( Л.Н. Толстой)