Top

Русские писатели. Горький Максим (Алексей Максимович Пешков) (1868-1936)

Автор: 

Ю.Л. Гаврилов

Рубрика: 

Русские тексты

Горький Максим (Пешков Алексей Максимович)
Горький многолик, как боги индуизма; он выдумал себе детство, себя в людях, свои университеты; это хорошие книги, но как автобиография они гроша ломаного не стоят; правдивы в них – только свинцовые мерзости жизни.

Кем он только не был (не в том смысле, что посудомоем на пароходе и т.д.): ницшеанцем “Челкаша” и Сатина, революционным романтиком песен о птицах, утешителем Лукой из собственной пьесы “На дне”, суровым реалистом, социал-демократом, богоискателем и богостроителем, лениноборцем и автором апологетического очерка “Ленин”, хлебосольным хозяином виллы на Капри и приживалом при Сталине.

 Он проштудировал столько книг, сколько не прочли два любых вместе взятых русских классика на выбор; несметное количество раз был женат и с бывшими женами не расставался: они при нем составляли общество “небольшое, смешанное и бесхитростное”, - как сказал бы Воланд.

Он начал писать свою “Войну и мир”, свою “Сагу о Форсайтах” – “Жизнь Клима Самгина”, но, вернувшись из-за безденежья в Москву из Италии, стал лукавить, петлять, довел действие до февраля 17 года и испугался продолжения.

 Его “Мещане” - одна из лучших пьес русского репертуара; он был слаб на слезу – поэтические восторги и сантименты заставляли его привычно и беззвучно плакать; он многим помог в жизни и многим спас жизнь.

Во время поездки на Соловки заключенный мальчик поведал ему страшную тайну первого советского концлагеря и сказал, что его расстреляют за разговор с Горьким один на один. Горький погладил мальчика по голове, заплакал и молча вышел из барака, но этой детской кровью Горький себя не уберег.

Римляне были убеждены: никому не повредит то, что он не сказал, но это не про нас писано.

А ещё он сказал о палаче Ежове: “Чудесный несгибаемый большевик”.

С волками жить – по-волчьи выть…