Top

Ты рядом, даль социализма... Граждане города Мологи

Автор: 

Ю.Л. Гаврилов

Рубрика: 

Русские тексты

… а в той земле, где Рыбинское море теперь шумит,
где белый теплоход кричит в тумане, чувствуя в моторе живую боль
 и сбрасывает ход, как бы поклон последний отдавая,
и вторят криком встречные суда да чайки,
и вода береговая в глухую память плещется…

 

Молога
 В 1885 году во Франции был установлен памятник “Граждане города Кале” работы Огюста Родена. Этот прекрасный и мощный монумент напоминает о подвиге, совершенном в далеком XIV веке.

Войска английского короля осадили Кале, горожане умирали от голода, но отказывались сдаться. И тогда надменный враг объявил условие снятия блокады: пятеро граждан Кале должны были добровольно принять мученическую смерть за родной город.

У Родена люди, вышедшие за городскую стену, очень разные: холодное мужество одного подчеркнуто отчаянием другого, они еще ведут между собой нескончаемый спор, но движимые любовью к граду и ближнему, свой выбор они сделали и свой подвиг совершили. И жители города Кале, и Франция их не забыли, и через пять веков мужественная и страстная бронза Родена увековечила их.

На левом берегу верхней Волги при впадении в нее реки Мологи стоял одноименный город, упоминавшейся в летописях с начала XIII века. В конце девятнадцатого столетия в Мологе числилось 7064 обывателя, в городе были пристани не только волжского сообщения, с Мологи началась (на южном плече) Тихвинская система, водный путь на Балтику. Росла торговля, рос город: был открыт банк, служили 4 церкви; кроме обычных учебных заведений работала единственная в России гимнастическая школа, которую за свой счет содержал купец П.М. Подосенов. В уезде насчитывалось 127 тысяч сельских жителей, заливные луга способствовали развитию молочного животноводства, обилие рек и озер позволяло не только ловить рыбу, но держать бесчисленные садки с живой стерлядью; пахали землю, гнали деготь, смолокурничали, валили лес, строительный и на дрова – обычная жизнь северного медвежьего угла.

Указ о ликвидации Мологского района Ярославской области
В середине 30-х годов прошлого века вконец свихнувшаяся власть приговорила Мологу и уезд к смерти (людей им что ли было мало?) - ради сиюминутной выгоды, на потребу кровавому Беломорканалу 1/8 часть Ярославской земли была обречена затоплению. Уходили под воду знаменитые заливные луга, земли не только ярославские, но и тверские, и вологодские; уходили под воду торговые села и глухие деревеньки, церкви и могилы предков, навеки уходила под воду родина, Молога.

Сопротивление безумию власти было невозможно, именно в это время Сталиным была пущена очередная судорога террора, и люди в скорбном безмолвии покидали обжитые места.

Но не все. И в судный час, когда вода пошла вверх по улицам, кое-кто решил принять смерть у родных очагов и могил. Впрочем, это был все никчемный люд: старики и старухи, безграмотные, верующие, бывшие лавочники и лабазники, мракобесы и изуверы, Дикие и Кабанихи, заскорузлые мещане, обыватели, не возжелавшие электрического блаженства.

Они приковывали себя к крестам на родительских могилах и кладбищенским оградам, к колодцам и воротам, затворялись в домах, их было, и в это невозможно поверить, и, тем не менее, их было двести девяносто четыре человека…

Они не были героями, они просто родились на этой земле, вросли в свою Мологу и отодрать себя заживо от нее не смогли, боль оказалась непереносимее смерти.

Сердце сказало, что без Мологи им жизни не будет и они остались  с ней навсегда. Безмолвные жертвы, они не были героями, но они-то и были настоящими, подлинными гражданами города Мологи.

И, как говориться, пускай нам общим памятником будет построенный в боях социализм…

А где язык запнется у поэта,
При свете дня или ночной звезды
Пусть встанет как восьмое чудо света,
Белеясь, колокольня из воды… 

(Олег Чухонцев)