Top

Русские писатели. Гоголь Николай Васильевич (1809-1852)

Автор: 

Ю.Л. Гаврилов

Рубрика: 

Русские тексты

Гоголь Николай Васильевич. Фрагмент памятника работы скульптора Н. А. Андреева и архитектора Ф. О. Шехтеля. 1909 г
В Москве есть три памятника Гоголю – Н.А. Андреева, “от правительства Советского Союза”,  надгробие  на Новодевичьем кладбище, и каждый из них не случаен.

При эксгумации во время перезахоронения из Данилова монастыря Гоголь лежал в гробу на боку. Захоронили живым, впавшим в летаргический сон, или перевернули, поднимая гроб?

Розанов намекал, что Гоголь – черт.

Чертовщина Гоголя неразрешима: ни Манилова, ни моста через пруд, ни Коробочки, ни уж, конечно, сапожника, который “хоть бы в рот хмельного”, ни, тем паче, Ноздрева в реальной жизни быть не может, потому что не может быть никогда. А они есть! Приходилось лично знавать многих, а уж Ноздревых на Руси, что маньяков в Америке, пруд пруди.

Страшный, будто памятник работы Андреева, он, затюканный ничтожным попом, ржевским протоиереем Максимом Константиновским, напуганный смертью жены Хомякова,  близкого ему человека, сидел и смотрел, как сгорают тетради второго тома "Мертвых душ". А вокруг него неслись в веселом хороводе и жалобно выли Вий и Городничий, Хлестаков и Дама приятная во всех отношениях, Ноздрев в обнимку с губернаторской дочкой и Подколесин с Кочкаревым…

Булгаков с безукоризненным пробором, Салтыков в окладистой бороде, Зощенко с Веничкой на руках, Ильф верхом на Петрове кружились медленно в скорбном молчании.

Гоголь принимал молодых литераторов, как генерал нашкодивших губернских секретарей, обходя их строй и милостиво протягивая каждому два пальца, вылитый монумент “от правительства Советского Союза”.

Он начертал "Выбранные места из переписки с друзьями", где поучал всю Россию, как ей дышать, из прекрасного далека, попивая тухлые минеральные воды в Риме. “Переписка” так изумила читателей, что один назвал ее “артистически рассчитанной подлостью”, а другой – “великой оклеветанной книгой”.

Будучи высоконравственным христианином, он боялся женщин, не любил их, никогда не был женат, но зато создал "Рассуждение о Божественной литургии".

А еще он сказал, что со словом надо обращаться честно, и никогда иначе не поступал.

Пушкин, слушая забавные истории Гоголя, смеялся  до упаду, а потом  промолвил: "Боже, какая грустная наша Россия…"

На его надгробии выбиты слова библейского пророка Иеремии: “И горьким моим словом посмеются”.

Выходит, и пророки не лыком шиты. 

***

Написал я последнюю фразу о пророках, но смутное сомнение не оставляло: а все ли здесь так?

Дело в том, что во многих источниках стих из Иеремии приводился в двух вариантах: “посмеюся” и “посмеются”, что означает два разных смысла, а этого быть не может.

Чего проще: надо заглянуть в Ветхий Завет. Сказано – сделано: нет таких слов у Иеремии!

 С молодых лет страдая хроническим занудством, которое при желании можно принимать за дотошность или даже добросовестность, я прочитал всего Иеремию, включая “Плач” его – нет такого стиха!

Читаем указанное место, глава 20.8: “Ибо только начну говорить я, - кричу о насилии, вопию о разорении, потому что слово Господне обратилось в поношении мне и повседневное посмеяние”.

Даже самый вольные перевод (а предложивший этот текст в том виде, в котором он выбит на памятнике славянофил, поэт П.С. Шевырев был плохим переводчиком и большим путаником) вопля Иеремии не может превратить “слово Господне” в “горькое слово” и далее по тексту.

Обнаружив столь произвольное отношение к источнику, я решил посмотреть, а что еще начертано на могильной плите, и впал в недоумение.

Судите сами: “Муж вразумливый престол чувствия” Притчи 12.23.

Что сие значит, какого такого “чувствия престол”! Хватаю притчи и читаю: “Человек умный скрывает свое знание, глупый же кричит о своей глупости”.

Как утверждают знатоки древнееврейского языка, переводчик попросту спутал слово “скрывать” со словом “престол”, а знания произвольно перевел как “чувствие”, и получилась абракадабра.

Сама ссылка на могильном камне Гоголя на этот стих является недопустимым, непристойным намеком: то ли Гоголь был умен и скрывал то, что знал, то ли на весь свет кричал о своей глупости. Каково?

Третья надпись гласит: “Правда возвышает язык” Пр.14.34. Ну, уж с этим-то все в порядке. Если под словом “язык” понимать литературу, то это – прямо о Гоголе.

Не тут-то было!

“Правда возвышает народ, а беззаконие – бесчестие народа”. Нет, не о литературе это и не о Гоголе.

Как можно было так обмишуриться: три надписи – три ошибки, даже – выдумки! Как можно было не озадачиться “престолом чувствия”. Точно черт (любимый персонаж молодого Гоголя) под руку толкал. И имя этого черта известно: самомнение (Шевырев был профессором Московского университета) и верхоглядство. 

***

Настоящая чертовщина – это перезахоронение останков Гоголя 31 мая 1931 года.

 В 1922 большевики закрыли Новодевичий монастырь, монашек – кого посадили, кого разогнали, а в монастыре устроили Музей раскрепощения женщин.

Еще в 1904 году при Новодевичьем было открыто новое кладбище, туда и было решено перенести с Даниловского кладбища (монастырь передавали под колонию для несовершеннолетних, а впоследствии он подлежал сносу по варварскому плану реконструкции Москвы Л.М. Кагановича) прах Н.В. Гоголя, А.С. Хомякова, Н.М. Языкова.

Руководил разорением Даниловского некрополя молодой коммунист Аракчеев, безбожник школы Минея Губельмана (Емельяна Ярославского), то есть – бес.

Не утруждая себя создание официальной комиссии, не пригласив судмедэкспертов, фотографа, киносъемку 31 мая 1931 года Аракчеев вскрыл могилу Гоголя.

На зрелище были приглашены знакомые Аракчеева, случайные московские литераторы, архитектор Барановский, которому нашлась работа.

Склеп оказался неожиданно могучим сооружением непростой конструкции – долбили ломами целый день.

Когда подняли гроб и стали его вскрывать (сгнили только боковые доски), жена архитектора Марья Юрьевна заплакала, и один чекист из числа подчиненных Аракчеева, сочувственно сказал другому: “Смотри, как вдова-то убивается…”

Взрезали толстую металлическую фольгу, и мародеры кинулись растаскивать содержимое: литератор Лидин отрезал полу сюртука, Аракчеев украл у покойника сапоги, на редкость хорошо сохранившиеся, кто-то срезал пуговицы, некто, кого не хочется называть, взял себе на память ребро Гоголя.

В тот же вечер по Москве пошли гулять слухи, один соблазнительнее другого: мерзавец Лидин уверял, что в гробу не было черепа (спустя несколько лет он же клялся, что череп был, но лежал на боку.

Эта молва аукнулась в “Мастере и Маргарите”; а много лет спустя Андрей Вознесенский, для которого в то время святотатство было вторым, после восхваления Ленина, душеспасительным занятием, писал, содрогаясь от собственной смелости: “Гоголь, скорчась, лежит на боку, ноготь подкладку порвал сапогу”.

Кто-то вспомнил, что в 1909 году, по случаю установки памятника Гоголю на Пречистенском бульваре (работы скульптора Андреева) проводилась реконструкция могилы писателя и что, якобы, помешавшийся на собирательстве купец Бахрушин, основатель театрального музея, подбил рабочих украсть для его коллекции череп Гоголя, так же как ранее Бахрушин будто бы похитил из могилы череп актера Щепкина.

Разумные доводы мало кого убеждали: скульптор Рамазанов, который снимал посмертную маску с Гоголя, утверждал, что на лице были выраженные следы разложения. Кроме того, снять маску с живого человека невозможно. Положение покойника в гробу может поменяться при перевозке, перекоса при опускании в могилу, из-за давления грунта на гроб (таков был случай Гоголя).

Ноготь, на боку, без головы – куда как интереснее.

А сапоги пришлось вернуть, закопать под памятник – призраки замучили.

Фрагмент барельефа на постаменте памятника Гоголю Н.В.работы скульптора Н. А. Андреева и архитектора Ф. О. Шехтеля. 1909 г.